Рассказы бывших заключенных — чем кормят в российских тюрьмах

Предлагаем ознакомится со статьей на тему: "Рассказы бывших заключенных — чем кормят в российских тюрьмах" от профессионалов с полным описанием проблематики. Если в процессе прочтения возникли вопросы, то вы всегда можете задать вопрос дежурному специалисту.

Рассказы бывших заключенных — чем кормят в российских тюрьмах

Порядок питания заключенных был утвержден соответствующим указом Минюста РФ. Он устанавливает время приема пищи, калорийность блюд, разнообразие рациона и прочие правила. Но в тюрьме руководствуются не только государственными законами, а и негласными правилами, которые обязан соблюдать каждый порядочный арестант. В большей степени они касаются того, что запрещено делать зэку во время приема пищи. Некоторые действия и даже произнесенные невзначай фразы могут сыграть злую шутку с любым, кто отбывает наказание в исправительном учреждении.

Вежливость по этикету

Люди на воле привыкли желать приятного аппетита перед приемом пищи. Это считается проявлением вежливости, особенно если эта фраза звучит без “ноток” иронии. В тюрьме такое пожелание могут воспринять диаметрально противоположно.

Бывшие осужденные, которым пришлось отбывать срок в различных учреждениях, поведали о порядках, которые строго соблюдаются в тюрьме. Уголовнику называют тюремную еду баландой. Особенно в былые времена она не выделялась питательностью и вкусовыми качествами. Зэкам приходилось буквально давиться такой похлебкой. Если первоход (новичок) по не забытой привычке пожелает сокамерникам приятного аппетита, его слова будут расценены как издевательство.

Наказание последует не сразу. Но у некоторых заключенных возникнуть мысль о том, что такого “культурного сэра” следует проучить. А в местах не столь отдаленных это делается путем снижения положения в обществе. В лучшем случае такой доброжелатель будет переведен в “шестерки”, в худшем — в угол к опущенным.

Посещение туалета

В тюрьме отдельных туалетов нет. Есть общий для всех, кто сидит в камере. Если отведенное под “хату” помещение составляет всего 7-8 кв. м, зэкам живется весьма непросто ввиду присутствия неприятных запахов, а также вида справляющего свои естественные нужды сокамерника.

По словам бывшего зэка по кличке Корень, если кто-либо из заключенных посещает туалет, в этот момент прием пищи запрещен. И наоборот, нельзя справлять свою нужду, если кто-то из сокамерников ест. Особенно строго это правило соблюдают в учреждениях, где отбывают срок малолетние преступники. Считается, что все неприкрытые продукты приходят в негодность. Даже недожеванная конфета во рту превращается в так называемый “форшмак”.

Поэтому бывалый зэк при переводе в новую камеру всегда интересуется особенностями процедуры “сброса человеческих отходов”. Эти знания не станут лишними, поскольку попасть в масть опущенных на зоне не составит труда, а снова стать “мужиком” уже не получится.

Источник: http://russian7.ru/post/chto-v-tyurme-nelzya-delat-v-kamere-vo-v/

Рассказы бывших заключенных — чем кормят в российских тюрьмах

Помимо собственной иерархии, в местах лишения свободы действуют особый неформальный этический кодекс. Он регламентирует повседневную жизнь заключенных, вводит запреты и предписания. Свод правил касается и употребляемой заключенными лексики. За произнесение некоторых слов зэка может ждать суровое наказание.

Спасибо

Одно из самых опасных слов в русской тюрьме – «спасибо». Зэки считают его не только нежелательным, но и оскорбительным. Его запрещено использовать как в устной, так и в письменной речи, даже в обращении к родственникам. Почему столь доброжелательное и безобидное слово попало в «черный список» тюремного лексикона?

Дело в том, что в местах не столь отдаленных к вежливости (и уж тем более показной) всегда относились крайне негативно. Использование «спасибо» кажется арестантам рисованием, стремлением подчеркнуть свою интеллигентность, а значит поставить себя выше остальных зэков, которые, в большинстве своем, являются выходцами из социального дна.

Такие арестанты испытывают нечто сродни классовой ненависти ко всем, кто занимает более высокое общественное положение. Наглеца, вздумавшего показывать свою интеллигентность, тюремщики быстро ставят на место.

Впрочем, на первый раз могут обойтись и предупреждением. Если же новенький будет продолжать использовать запрещенное слово, то ему мгновенно «вправят мозги». Расправа может быть крайне жестокой, известны случаи членовредительноства.

Каким словом должно быть заменено «спасибо» в тюрьме? Правильно произносить «душевно», «от души» или «благодарю».

Спросить

Также в список самых нежелательных слов входит «спросить». В соответствии с этическим кодексом, тюремщик должен интересоваться, а не спрашивать. Спрашивать же означает привлекать к ответу за содеянное или наказывать за «косяк».

Использующий слово «спросить» зэк рискует нарваться на серьезную провокацию. Другие заключенные могут ответить: «С кого хочешь спросить, с меня? Ну, давай, попробуй!». Вот так и возникает конфликт на ровном месте.

Обида

В список запретных входит слово «обида» и производные от него – «обидеть», «обижать» и другие, а в особенности «обиженный». В понимании зэков обидеть – значит опустить.

«Обиженные» – представители низшей касты заключенных. В случае если заключенного что-то не устраивает, нужно употреблять слово «огорчился».

Слышь

Слово «слышь» звучит как «с лыж». А «на лыжи» в тюрьме встают те, кто обращается к тюремной администрации за помощью с просьбой перевести в более безопасную камеру.

Обычно с такими просьбами заключенный ходатайствует в случае, если у него по тем или иным причинам не сложились отношения с сокамерниками и дальнейшее нахождение с ними может угрожать его жизни и здоровью. Таких в тюрьме называют «лыжниками» или «ломанувшимися».

Бегать из камеры в камеру считается у зэков малопочетным. К тому же по тюремной «беспроводной почте» становится ясно, почему «лыжника» перевели из его старой камеры. Как правило, «ломанувшиеся» принадлежат к низшей тюремной касте, а потому подвергаются унижениям со стороны других.

Место

«А вам не кажется, что ваше место возле параши?» – эта фраза из фильма Александра Серого «Джентельмены удачи» стала культовой. Войдя в камеру, новичок ни в коем случае не должен спрашивать «где мое место?». Иначе ему сразу же укажут на так называемый дальняк – место у туалета.

Слово «место» практически во всех смыслах имеет на зоне негативный окрас. Поэтому зайдя в камеру необходимо спросить: «Куда можно упасть?».

Доказать

Слово «докажу» и его производные имеют, как правило, повышенный эмоциональный окрас. Разбрасываться «громкими» словами на зоне крайне не рекомендуется, потому как в дальнейшем в случае изменившихся обстоятельств отвертеться от ранее сказанных слов будет крайне трудно.

Кроме того, доказывают по зэковским понятиям исключительно в суде. А в тюрьме принято говорить «обосную».

Читайте так же:  Собаку выгуливают без намордника куда подать жалобу

Свидетель

Также негативный смысл несет в заключении слово «свидетель». Даже если зэк увидел что-либо своими глазами, то он ни в коем случае не должен называть себя свидетелем. В тюрьме их нет, сидят исключительно осужденные.

Свидетели же по этическому кодексу зоны бывают, опять же, только в суде. В тюрьме же есть только очевидцы.

Источник: http://russian7.ru/post/top-7-zapretnykh-slov-v-rossiyskikh-tyurm/

Все о жизни на женской зоне (масти, коблы и ковырялки, курицы, быт, дети)

Как отбывают срок в заключении мужчины, прописано до мелочей. Женская тюрьма также имеет свои особенности, но тема эта уступает мужской по насыщенности информацией. Постараемся изложить о жизни женщин-заключенных просто, не нагнетая, как есть.

Все начинается с СИЗО. В следственном изоляторе надлежит находиться до того момента, пока приговор не вступит в законную силу. Для новичка — это серьезное испытание, но скорее морального толка. То, что показывают в фильмах, как новоприбывших встречают, избивая, насилуя, отбирая вещи, по большому счету, не соответствует реальности. Но однозначно есть стресс, непроходящая тревога, напряжение от неизвестности и осознания себя в новом статусе.
Камера разделена на три комнаты, двери между ними отсутствуют. В каждой из комнат стоят по 21 двухъярусных кровати, что подразумевает 42 места. В лучшем случае рядом с кроватью может находиться тумбочка, приваренная к полу, где позволено хранить допустимые личные вещи. В худшем случае, имущество складывают в пакеты. Туалет, комната для приема пищи, откидное окошко — “корма”.

Жизнь в камере

В отличие от мужчин, у женщин-заключенных нет “авторитетов”, жить по “понятиям” для них не характерно. Организация отношений в камере строится скорее по принципу “дедовщины”, т.е. кто дольше отсидел, тот имеет больше преимуществ перед новичками.
Вот, например, схема распределения спального места. Помимо двухъярусных кроватей есть четыре отдельных, стоящих особняком. Этот наиболее привилегированный “участок” называют “поляна”. Спать там может, как правило, старшая по камере и доверенные ей лица или просто “старосиды”.
Остальные места распределяются также по старшинству: новоприбывшие располагаются у прохода или около туалета, женщины со “стажем” занимают более удобные кровати, как только они освобождаются. Новенькая должна довольствоваться тем, что останется.

В основном, заключенные нацелены на сохранение своего собственного минимального комфорта. На воле этот принцип также распространен, но в стесненном пространстве это проявляется острее.

Со временем приходит понимание, что в одиночку сложнее справиться с бытовыми неудобствами, и чтобы обрести хоть какую-то поддержку, женщины объединяются в “семейки”, группки по два-три человека.

Внутри “семейки” принято делиться продуктами и предметами первой необходимости. Бывали случаи, когда женщинам приходилось консолидироваться, дабы добиться улучшения общих для всех условий содержания, вытребовать определенных поблажек. Малыми разрозненными силами такого достичь практически невозможно.
К слову, в женских тюрьмах ситуация с туберкулёзом намного лучше контролируется и заразиться им меньше вероятности, чем в мужском заключении.

Добровольно-принудительное стукачество

Оперативникам СИЗО всегда требуются “свои” люди, которые будут приносить нужные им сведения. Как правило, на роль доносчика выбирается негласный лидер, способный влиять на мнение большинства. Такому человеку не составляет труда войти в доверие к сокамернице и выведать информацию, нужную оперативнику. Уточнять не нужно, что подобный контингент в заключении не жалуют.

Особое отношение получают те, кто на сотрудничество не идет. За отказ закономерно следует наказание. Например, используется зачастую такой метод. Узнав, что несговорчивая заключённая получила долгожданную посылку, оперативник может решить, что женщину надо срочно перевести в камеру в противоположном конце этажа, не важно по какой причине.

Ей приказывают собрать свои многочисленные вещи, а также только что полученные с воли, и со всем этим тяжёлым скарбом, общим весом около 50 кг. она начинает переходить из камеры в камеру, с этажа на этаж.

Другим способом надавить на заключенную является наказание сокамерниц. Реакция многих, с учетом разного возраста и положения, бывает непредсказуема.
На сотрудничество идут в основном из-за поблажек со стороны режима, из-за необходимости в каких-либо вещах, а также из страха. Полученные от “стукачей” сведения используются в деле нужной заключённой, при этом источник информации не разглашается.
Представить подобное у мужчин не представляется возможным. У мужчин-заключённых жизнь вертится вокруг того или иного “авторитета”, благодаря чему коллектив становится сплоченным, и администрации приходится с этим считаться. “Авторитету” ничего не стоит воспользоваться тюремной почтой (“дорогой”), чтобы всколыхнуть или утихомирить все камеры.

Подобной координации в коллективе женщин нет, а значит, любая по отдельности — легкая добыча для манипуляций оперативников.

Как только приходит документ, подтверждающий, что приговор вступил в законную силу, женщину оповещают, чтобы она собирала вещи. Куда ее направляют, как долго ехать, что с собой брать, никто не говорит. Начинается новый, мучительный своей неопределенностью, период.
С вещами женщина отправляется в “сборку”, место, где собираются для отправления заключенные, каждый по своему направлению. Подъезжает автозак, который отвозит их на вокзал. Там женщин пересаживают в “столыпинский” вагон. Вагон цепляют к поезду, и в путь.
На протяжении всего пути несколько раз в день проходит перекличка, женщин постоянно обыскивают на предмет запрещенных вещей, им неоднократно приходится раздеваться и снова одеваться, вытряхивать содержимое сумок, которые тут же срочно нужно собрать.

Зона. Коблы и Ковырялки.

Новоприбывших на зоне встречают медосмотром, выдают одежду, в которой надлежит ходить весь срок. Теперь женщина по требованию обязана называть свою фамилию, имя, отчество, год рождения, статью и срок отбывания наказания.

До 2003 года на зоне женщины лишь частично придерживались “понятий”. Стукачей не любили и всячески их наказывали, сотрудничать с администрацией было зазорным. После 2003 года ситуация изменилась. К администрации стали обращаться не столько с жалобами по-существу, но и с обыкновенным доносами, тем самым заслуживая себе поощрения.
Стукачи стали находиться под защитой сотрудников колонии, для них оказались допустимы и мелкие нарушения, на которые верхушка просто закрывала глаза.

Как и в СИЗО, в тюрьме живут “семейками”, так легче организовать быт, да и тесное общение скрашивает серую жизнь заключенного. Последствия такой привычной, почти семейной, коммуникации заметно ощутимы, когда кого-то из “семейки” выпускают на волю. Оставшемуся трудно все начинать сначала.
“Семейки” не всегда подразумевают любовную связь, но бывают и такие случаи. Среди женщин в колонии довольно сильно распространены однополые отношения. Таких называют коблы и ковырялки. Отдельную статью про них Вы можете найти на нашем сайте. В некоторых тюрьмах со стороны администрации намеренно идет активная поддержка таких пар, опять же не из лучших побуждений, а для того, чтобы манипулировать, заставляя одного из партнеров влиять на свою половину.

Читайте так же:  Компенсация за неиспользованный отпуск при увольнении по срочному трудовому договору

Стоит отметить, что в мужских колониях обратное, негативное, отношение к гомосексуализму. Геи относят к низшей касте, им достается самая грязная работа и запрет на место за общим столом.

Отдельной темой стоит оговорить положение беременных и женщин, родивших в тюрьме. На сегодняшний день отношение к этой уязвимой категории заключенных несколько изменилось, но нотки осуждения “непутевых мамаш” по-прежнему присутствуют.

Как будто главное в этом естественном моменте жизни не святая святых — рождение ребенка, пусть даже оступившейся женщиной, а моральная сторона вопроса. Там, где по факту требуется конкретные действия для успешного вынашивания, рождения и дальнейшего воспитания ребенка, стандартно, как минимум, следует пренебрежение.

Появившегося на свет младенца без осложнений на следующий день после родов отправляют из роддома вместе с матерью к месту ее постоянного пребывания. Если речь об исправительной колонии, то ребенка помещают в Дом ребенка при тюрьме. Жизнь женщины продолжает идти тем же ходом, что и у остальных заключенных, в свободное от работы время она может посещать малыша.

Пребывание ребенка в тюремном Доме ребенка рассчитано на три года. Если матери остается отбыть наказание незначительное время, его могут оставить до 4-х лет. Если срок заключения продолжительный, ребенка передают в Детский дом. Вероятность встречи матери со своим чадом в дальнейшем очень мала. Но бывают и исключения.
Так у нас сложилось, что вышедшие из мест не столь отдаленных, в обществе воспринимаются уже не как люди, несмотря на характер судимости, действительную вину и т.д. Никто с этим тонкостями разбираться не будет. И без того утратившие социализацию бывшие зеки и зечки не получив поддержки в обществе, закономерно скатываются на ту же преступную стезю. Какие уж тут дети…

Тюремный быт

В заключении у женщины мало возможности отстоять свои права, при этом пресс администрации колоссальный. Практически все работают, так быстрее проходит время, да и лишние деньги не помешают.

В тюремном магазине ассортимент скуден, а цены зачастую завышены. Нехватка качественной пищи быстро сказывается на здоровье заключенных. Потерять зубы и посадить желудок — элементарно. Рассчитывать можно только на передачи родных, но не факт, что они попадут в руки в должном виде. Жаловаться бесполезно, письма, звонки прочитываются и прослушиваются.

Работы на зоне предостаточно. Основной труд — шитье. Швейная фабрика располагается в ангаре, в котором машинки стоят одна за другой. Каждый выполняет свою операцию в рамках общего заказа. Если ты по какой-то причине не справляешься со своей работой, то тем самым тормозишь всю работу. Соответственно, разбираться и помогать тебе никто не будет. Вместо этого ожидаемы ругань и тумаки. Находясь в стрессе, как правило, многие все же быстро осваивают необходимую операцию.
Часть заключенных отправляют на работы, связанные с обслуживанием зоны. Например, в отдел технического контроля, где проверяются изделия на предмет брака. Плотники, библиотекари, слесари, бригадиры — те места, куда стремятся попасть женщины со швейной фабрики. Монотонный швейный труд не многие выдерживают.

Ряд должностей положены исключительно людям с высшим образованием, например, в отделе социального обеспечения. Зачастую сотрудники ФСИН не способны в силу отсутствия знаний и опыта справляться со своей работой. В таких случаях всю работу за них выполняют грамотные заключенные за мизерную зарплату на полставки и, опять же, за лояльность. Сами же ФСИНовцы получают зарплату как положено. Поэтому для них так ценны “умные” кадры из заключенных, поэтому их так редко отпускают по УДО.

Так, в борьбе за минимизацию дискомфорта в тюремных условиях, проходят годы. У кого-то пара лет, у кого-то десятки. Человек так устроен, что привыкает ко всякому, даже невыносимому существованию, но при всем этом живет надеждой на лучшее. И кажется заключенным, что лучшее там, за решеткой. А на выходе оказывается, сложности не заканчиваются, а начинается их новый виток.

Источник: http://politika-v-rashke.ru/vse-o-zhizni-na-zhenskoy-zone-masti-koblyi-i-kovyiryalki-kuritsyi-byit-deti/

OpenTown Открытый город

Чем кормят в

  • 289 3
  • источник: 365news.biz

Нет, мы не будем вам рассказывать официальную версию и приводить нормативы питания заключенных, они сильно отличаются от действительности. Мы хотим рассказать чем на самом деле питаются те, кто находится в СИЗО в ожидании суда, и, по сути, является еще не преступником, а только подследственным.

Пришлось довольно сильно напрячься и обзвонить всех знакомых в поисках кого-либо, кто бы мог прояснить ситуацию и разбирается в этом вопросе, так сказать, не понаслышке.

После недельных поисков, мне все-таки удалось пообщаться с человеком, бывавшем в местах не столь отдаленных. В свои 49 лет он имеет богатый послужной список и почти двадцать лет жизни провел по ту стороны колючей проволоки.

То, что тюремный рацион не отличается калорийностью и качеством, говорить излишне. Кормят, настоящими помоями, но выбирать не приходится.

Питание трехразовое, а ассортимент блюд ограничен несколькими позициями.

фото с сервиса Яндекс Картинки

Черный хлеб из некачественной муки. Часто пекут его прямо на территории СИЗО в местных пекарнях. Делается это с целью удешевления.

От привычного хлеба у черняги только внешний вид. Вкус практически отсутствует, запах отвратительный.

Чернягу используют не только по прямому назначению.

Заключенные научились делать из него клей а также поделки, больше похожие на мини-скульптуры.

Сечка — так называемая каша, хоть и общего с ней не так уж и много.

фото с сервиса Яндекс Картинки

Проще говоря, это варево из крупы низшего сорта, фактически из отходов перловки или пшенки

Сечку дают на завтрак, обед и ужин. Варится исключительно на воде, но в обед, в нее добавляют немного масла.

Чтобы хоть как то разнообразить вкус, заключенные добавляют в нее приправы из макарон быстрого приготовления или из кубиков маги

Иногда, обычно в период каких-либо проверок или больших праздников, в сечку могут добавить мясо. Но обольщаться не стоит. Под мясом подразумевается обрез свиной шкуры, есть которую невозможно.

Видео (кликните для воспроизведения).

фото с сервиса Яндекс Картинки

Многие ошибочно думают, что так называется вся еда которую готовят в тюремных столовых, но это не так. Баландой в тюрьме называют первое блюдо, хотя и супом его назвать язык не повернется.

Как правило это похлебка с добавлением картофеля, лука и моркови. Периодически в нее добавляют либо соевое мясо, либо рыбу.

Читайте так же:  Выплата отпускных в 6-ндфл пример

Соевое мясо еще куда ни шло, а вот рыба…..

Вот такой рацион в российских СИЗО.

фото с сервиса Яндекс Картинки

Есть еще очень чай, очень слабый, практически прозрачный. Иногда дают соленые помидоры зеленого цвета и капусту.

По словам нашего собеседника, на ЗОНЕ с питанием значительно лучше, но очень много воруют сотрудники и вместо мяса дают соевый заменитель, видимо самого низкого качества. Там и передач с воли заходит больше, и специальный продуктовый ларек есть. А вот в СИЗО все довольно плачевно и грустно.

Конечно, в разных изоляторах условия питания могут незначительно отличаться, но это общей картины не меняет.

  • Facebook
  • Twitter
  • Вконтакте
  • Одноклассники Мой мир Google+ LiveJournal Подписаться

0 комментариев *

Мне повезло , я сидел 5 дней , кормили сносно .

работать в тюрьме и не воровать — страшный смертный грех по меркам кумов.

Источник: http://www.opentown.org/news/270129/

Как кормят в тюрьмах России?

Овсянка, гречневая каша с рыбой, салат из свежей капусты, гуляш из говядины и макароны, чай – думаете, что это меню в детском саду? Ошибаетесь.

Это ежедневное меню для заключенных, отбывающих наказание в тюрьмах России.

Сегодня в колониях уже нет баланды и слипшихся макарон на обед и ужин.

Чем кормят в тюрьме заключенных? Действительно ли у осужденных меню стало таким разнообразным?

Как было раньше? Как кормили на зоне (в тюрьме)?

До вступления в силу Приказа № 44689 от 14.12.2016, касающегося изменения питания в тюрьмах, заключенные жаловались на тюремную кухню.

Многие вспоминали ее с ужасом. Они говорили о том, что после домашних пирожков баланда кажется просто гадостью. Заключенных спасали только постоянные передачи.

Прибывая в лагерь, новички начинали испытывать стресс. Как результат – им постоянно хотелось «жрать», однако пища в не столько отдаленных местах была некалорийной.

Заключенные все чаще стали повторять фразу: «Что покушал, что радио послушал». Однако с 2016 года поменялся порядок кормления заключенных в тюрьмах. Теперь их стали кормить лучше, разнообразней и вкуснее.

Как сегодня кормят в тюрьмах России?

Для организации питания заключенных и осужденных в Минюсте России был утвержден Приказ № 44689 от 14.12.2016.

Согласно этому документу норма питания людей, отбывающих наказание в исправительных учреждениях, составляет:

  • завтрак – 30% калорийности еды;
  • обед – 40%;
  • ужин – 30%.

Данные могут немного корректироваться с погрешностью в 5%.

Завтрак в тюрьме

На завтрак заключенным обычно подается молочная каша, овощной гарнир, хлеб, сладкий чай.

Если в уголовно-исправительных колониях отбывают наказание беременные, кормящие женщины или те, кто имеет при себе детей, а также несовершеннолетние в следственных изоляторах, то на завтрак дополнительно им выдают сливочное масло.

Что дают на обед в тюрьмах?

Самый сытный и разнообразный прием пищи приходится на обед.

Заключенным подается первое, затем второе. Также к основному гарниру подаются овощи, холодные закуски.

Запивают арестанты все это компотом или киселем. Хлеб подается всегда.

В следственных изоляторах холодных закусок может и не быть в меню.

Что дают на ужин в тюрьме?

В вечернее время меню должно состоять из рыбного блюда с овощами или кашей. Обязательно дается хлеб со сладким чаем.

Если речь идет о несовершеннолетних заключенных или тех, что отбывает наказание в воспитательных колониях, тогда дополнительно выдается сливочное масло.

Как называется еда в тюрьме?

Заключенные называют ее по-разному: «баллада», «баланда», «горький паек».

Хлеб они называют аммонар, бала; сахар – балагас; масло – балясина; продукты – бациллы; белый хлеб – белинский.

Но та еда, которую начали готовить осужденным после 2016 года, назвать баландой уже язык не поворачивается. Это уже самая настоящая пища.

Новые правила «кормежки» в тюрьмах России

С подписанием Приказа № 44689 от 14.12.2016 изменился порядок организации питания в тюрьмах России.

Что поменялось для заключенных, стала ли еда для них разнообразней и питательней?

Произошли такие изменения:

Тюремная «пайка» в России

Порция первого блюда для заключенных составляет 300 грамм, холодных закусок – 60 грамм, гарнира – 200 грамм, каши – 250 грамм. Порция мясного или рыбного блюда составляет 100 грамм, напитка – 200 мл, свежих фруктов – 150-200 грамм.

Еда в тюрьме должна быть разнообразной – это основное отличие старой системы питания в тюрьмах от новой.

Работники кухни должны умело подбирать блюда для заключенных, следить за тем, чтобы они часто не повторялись.

Примерное меню в тюрьмах России на 2020 год

Каждый день в местах лишения свободы меню обновляется, например, в понедельник заключенных может ждать:

  • на завтрак – овсяная каша, хлеб, чай с сахаром;
  • на обед – салат из свежей капусты и моркови, рисовый суп на мясном бульоне, отварная курица, гречневая каша, компот из сухофруктов;
  • на ужин: перловая каша с мясными биточками, хлеб, чай с сахаром.

Во вторник заключенные могут полакомиться такими блюдами:

  • на завтрак – манная каша, белый хлеб с чаем;
  • в обед – соленья (помидоры и огурцы), рассольник с мясом, гуляш, компот;
  • на ужин – пельмени, хлеб черный и чай.

В другие дни недели меню также меняется. Может добавляться рыба, однако она не может быть альтернативой мясу. На первое заключенным могут подавать рассольник, щи, суп, уху.

Кстати, если подается уха на первое, то на второе обязательно должно подаваться мясо в любом виде, например, котлета, мясные консервы, сосиски и т. д.

Бюджет на питание заключенных в 2020 году

На одного заключенного сегодня выделяется около 80 рублей. В Федеральной службе исполнения наказаний хотят сократить расходы на питание заключенных еще на 15-20%.

Означает ли это, что люди, отбывающие наказание в тюрьмах, станут недоедать?

Нет, планируется сократить бюджет за счет развития сельскохозяйственного производства в колониях.

Также руководство Федеральной службы исполнения наказаний составило четкий рацион питания с учетом необходимого потребления калорий мужчинам, женщинам и несовершеннолетним лицам-осужденным за те или иные преступления.

Чем кормят в колонии поселении?

Осужденные, которым по решению суда назначен приговор отбывать наказание в колонии поселении, должны быть снабжены продуктами питания во время поездки в колонию. Хотя все расходы на поездку в это исправительное учреждение ложатся на плечи осужденных.

Сухой паек состоит из консервов, хлебцев, чая. В качестве консервов для дорожного рациона выступают различные каши с мясом, тушенка. Уже на месте арестанта кормят всевозможными блюдами: кабачковой икрой, лечо, соленьями, тушенкой, мясом, крупами.

Что касается передач, то арестантам можно передавать различные продукты питания: масло, сыр, колбасу, рыбу, торты, молоко, шоколад и др.

Читайте так же:  Образец иска для удержания долга по алиментам

При этом продукты обязательно должны быть правильно запакованы. Например, сыр, мясо и рыба должны быть в вакуумной упаковке, молоко должно быть стерилизованным и быть расфасованным в пакетах, мед должен храниться в упаковке, фрукты можно просто положить в полиэтиленовый пакет.

Действительно ли заключенные стали лучше питаться?

В 2020 году вроде бы как видимых проблем с питанием заключенных нет. Но эти проблемы все же случаются. Чаще всего это происходит из-за коррупционных действий работников исправительного учреждения.

К примеру, администрация тюрьмы организовывает тендер на закупку продуктов питания. Но выигрывает его не та организация, которая предложит лучшую цену или качественные и свежие продукты, а та, что даст заказчику откат в размере 10-15% от суммы заказа.

Получается, что по документам приходят одни продукты, а по факту заключенным подают на стол абсолютно другие. Фирма, осуществляющая доставку продуктов, просто заменяет одни продукты на другие, более дешевые, а прибыль делится пополам.

Если в 90-х годах осужденные голодали в местах лишения свободы, то сейчас проблем с питанием у них нет.

С подписанием нового Приказа Федеральной службы исполнения приказов от 14.12.2016 года, теперь заключенные могут не жаловаться на однообразную еду, холодные блюда, отсутствие мяса и рыбы.

Сегодня тюремная кухня уже не должна пугать людей, отбывающий срок в колониях общего, строгого режима или в колониях поселениях.

Источник: http://ugolovnyi-expert.com/chem-kormyat-v-tyurme/

Не есть из одной посуды. Как живут неприкасаемые в тюрьме

Во время заключения Владимир Переверзин, отсидевший 7 лет по делу ЮКОСа, нелегально вел записи о жизни в неволе. Записки превратились в цикл документальных рассказов «Оставаясь свободным». «Сноб» публикует шестой рассказ

Поделиться:

Начало цикла читайте здесь:

Сложно себе представить, как могут уживаться в одном помещении сто здоровых, разной степени агрессивности, не всегда адекватных мужчин. У каждого из них своя история, свой опыт, свои интересы. Естественно, между ними возникают конфликты. Теснота, бытовые неудобства лишь усугубляют ситуацию. Тем не менее жизнь в местах лишения свободы подчиняется строгим законам и правилам, которые жестко регламентируют поведение местных жителей.

Неотъемлемой частью этих правил является существование среди заключенных отдельной касты отверженных. Это так называемые обиженные, опущенные или угловые. Они так вписались в тюремную иерархию, делая самую грязную работу, что без их существования само функционирование системы было бы под вопросом. Более того, наличие такой касты открывает большие возможности для всевозможных манипуляций и управления заключенными. Перспектива попасть в обиженные делает зэков сговорчивыми и способными пойти на многие компромиссы.

Как становятся обиженными? У каждого из них своя история, свой путь. Опустить могут сами зэки за какой-нибудь проступок. Например, осужденных за педофилию ждет именно такая участь. С помощью других заключенных опустить могут и сами тюремщики. Можно просто посидеть за одним столом с обиженными, поздороваться с ним за руку, поесть из одной посуды — и ты, словно подхвативший неизлечимый вирус, становишься таким же. Обратного пути нет. Такие заключенные сидят за отдельными столами, спят отдельно в углу барака, едят из отдельной посуды. Жизнь их незавидна и нелегка. Как правило, они убирают туалеты и выносят мусор. Конечно же, обиженный обиженному рознь. Одно дело — бывший воин-десантник, громила, осужденный за убийство, попавший в эту касту за то, что, рассказывая о подробностях своей интимной жизни, упомянул о занятиях оральным сексом с девушкой, а другое дело — педофил.

Через некоторое время, находясь в другом отряде, я услышал следующую историю об Артеме, которая приключилась с ним в отряде для ВИЧ-инфицированных. Один блатной зэк, цыган по прозвищу Будулай, которого я знал лично, начал приставать к Артему. Цыган настаивал, чтобы Артем в известном процессе играл активную роль. «Не могу! — отчаянно сопротивлялся Артем. — Если меня, то пожалуйста! А сам я ну никак не смогу». Цыган не отставал и продолжал настаивать на своем. Артем решил пожаловаться на ловеласа местным блатным. «Да ты что, гадина, на мужика наговариваешь?!» — не поверили те Артему. Но, уступив его настойчивости, все-таки решили проверить цыгана. «Назначай свидание! — сказали блатные. — Мы будем рядом, в засаде. Если что — прикроем».

Наступила ночь, и наша парочка, стараясь не привлекать ничьего внимания, пробирается на место свидания — в помещение воспитательной работы. Есть такая комната в бараке, где заключенные смотрят телевизор. Эх, не знал Будулай, что ждала его там засада. В самый ответственный момент включился свет, и изумленным взорам зэков предстал обнаженный Будулай, находящийся в недвусмысленном положении. Понимая, что его ожидает, он не растерялся и выпрыгнул в окно второго этажа, пробив стекла. Непостижимым образом за считаные секунды он сумел преодолеть высоченную ограду локального сектора, снабженную специальными барабанами — вертушками с колючей проволокой. Захочешь перелезть, возьмешься за реечку, подтянешься, а барабан прокрутится вниз.

Голый цыган с криками «Спасите, помогите, убивают!» залетел в расположенную на аллее будку секторов — помещение, где находятся сотрудники колонии, следящие за передвижением зэков. Ни один осужденный не выйдет из локального сектора без ведома дежурного милиционера. Той ночью цыган ворвался в их сон. Ничего не понимающие мусора долго протирали глаза, глядя на голого заключенного, ночью, в середине зимы вломившегося в их домик. Цыгана спасли, предоставив ему политическое убежище в другом отряде. Его жизнь кардинально поменялась, и он стал покорно нести все тяготы и лишения своей нелегкой жизни. Ряды обиженных, которых в колонии не хватало, пополнились еще одним отверженным.

Однажды к нам в отряд заехал некий Миша П. Обычный зэк, ничем не выделяющийся из общей массы, осужденный за грабежи и разбои. Он оставался обычным до тех пор, пока в колонию не прибыл другой этап и не выяснилось, что Миша — угловой. По понятиям такой заключенный должен был сразу сообщить о своем статусе и занять свое место. Миша же решил начать новую жизнь и больше недели сидел за одним столом с другими заключенными, ел с ними из одной посуды, пил чифир из одной кружки. Получалось, что он «заразил» весь отряд. Но нет! Оказывается, по тем же понятиям, если заключенные не знали о том, что другой зэк угловой, а тот это дело скрыл, то так не считается. Мишу жестоко наказали, избив его до полусмерти.

Читайте так же:  До какого года действует «материнский капитал» свежие новости и изменения

Надо сказать, что история эта произвела на меня сильное впечатление и заставила задуматься о хрупкости нашего бытия.

Источник: http://snob.ru/selected/entry/121696/

Баланда, сечка и торт из печенья. Что едят заключенные

Во время заключения Владимир Переверзин, отсидевший 7 лет по делу ЮКОСа, нелегально вел записи о жизни в неволе. «Сноб» публикует десятый рассказ — о том, как в тюрьмах и колониях кормят заключенных и как они кормятся сами

Поделиться:

Начало цикла читайте здесь:

Несмотря на единые нормы и правила, разработанные в недрах тюремного ведомства, кормят заключенных везде по-разному. Каждому полагается строго определенное количество мяса, рыбы, картошки и прочей снеди. Все выверено до мелочей, до одного грамма. Конечно, это богатство не выдается на руки заключенным, а погружается в общий котел, где все благополучно растворяется и исчезает. И ни один эксперт уже не определит, сколько и чего было положено в котел. Частенько тюремщики и сами не прочь запустить руку в этот котел. У каждого начальника колонии есть свой секрет. В колонии строгого режима в поселке Мелехово Владимирской области все выглядело съедобно и пристойно. Меня даже иногда смущало количество куриного мяса в тюремной баланде.

Я долго ломал голову над разгадкой этого секрета, пока другие осужденные из числа местных жителей не поведали мне о существовании птичьей фермы, мирно раскинувшейся по соседству с колонией. Могу предположить, что начальник колонии и хозяин фермы были добрыми друзьями. Куриные яйца, положенные каждому заключенному два раза в неделю, были такого маленького размера, что их можно было перепутать с голубиными. Вопрос, что делали с павшими на птицефабрике курами, у меня отпал сам собой.

Но вынужден признаться честно, пока я не разгадал эту загадку, было очень даже вкусно.

В 2011 году я собственными глазами видел подпорченную говяжью тушу со штампом «1985 год», лучшие части которой пошли на стол тюремщиков

Колония колонии рознь, где-то исчезает меньше, где-то больше. Кто заметит отсутствие двух-трех килограммов мяса в огромном котле для варки баланды? Как правило, мясо и другие продукты сюда везут уже не первой свежести, из государственных резервов. Подходит к концу срок годности — и продукты везут неприхотливому потребителю. В 2011 году я собственными глазами видел подпорченную говяжью тушу со штампом «1985 год», лучшие части которой пошли на стол тюремщиков, а худшие — в зэковский котел. В славном городе Владимир в колонии №5 это дело было поставлено на поток и с большим размахом. В столовой неофициально работал административный повар — особо доверенный осужденный, который готовил еду для сотрудников колонии. Если в колонии ожидали какую-нибудь комиссию или высокое начальство, то бачки с едой для сотрудников прятали далеко и глубоко. И все шито-крыто. Как только комиссия за порог — и опять начиналась вакханалия. Гуляй за счет осужденных, ешь-пей — не хочу!

В колонии был открыт целый целый ресторан на вынос. Столовая принимала заказы от сотрудников. Меню, правда, не отличалось большим разнообразием, но спрос на халяву высок и стабилен. Официанты, тоже осужденные, с утра до ночи, в любую погоду таскали сумки с заказанными блюдами оперативникам, режимникам и прочим желающим. Система работала бесперебойно, и ее отцу-основателю, заместителю начальника по оперативной работе колонии А. Рыбакову было чем гордиться. Кто уследит, что осужденных положено кормить по два раза в неделю гречкой и макаронами? Хватит с них и одного раза! В другой раз их покормят сечкой, которую и есть мало кто будет. А сэкономленные продукты пойдут сотрудникам колонии. Правда, иногда случались маленькие сбои. Однажды в котлетки, поданные на стол оперативникам, попали стекла. Видимо, кто-то из осужденных таким образам решил высказать свое отношение к тюремщикам. Как ни старался завхоз столовой, виновных не нашли. Но наказали всех: на всякий случай, для профилактики, жестоко избили всех, кто мог это сделать. Но имя героя так и осталось неизвестным.

Конечно, в местах лишения свободы никто не умирает от голода и истощения. Пайка хлеба — святое. Хватало всем. Но есть хотелось всегда. Хотелось простой человеческой еды, например, обычной жареной картошки. В колонии моим спасением и отрадой стали тюремные ларьки, где раз в месяц втридорога можно было купить консервы: зеленый горошек, кукурузу, скумбрию и лосось. Нехитрый бизнес приносил хорошие дивиденды тюремщикам и радость заключенным. Но и здесь все было не так просто. Тюремщики, словно это входило в их должностные обязанности, всегда создавали проблемы и неудобства заключенным, ограничивая их во всем. Если бы тюремщики могли контролировать дыхание заключенных, то и здесь нас ждала бы тотальная нехватка воздуха. Отовариться можно было только раз в месяц и всего на две тысячи рублей. Посылки, разрешенные раз в три месяца, были большим подспорьем, но всех проблем не решали.

В электрическом чайнике я готовил борщи и супы, варил рыбу, жарил во фритюре копченое мясо, полученное в передаче

В колонии я часто вспоминал свои лучшие тюремные годы. Специзолятор СИЗО 99/1. Образцово-показательная тюрьма, о которой ходили легенды. Тюремную еду, баланду, мы почти не брали, ну разве только для того, чтобы навылавливать из нее кусочков картошки и пустить их в дело. В камере, освоив рецепты тюремного кулинарного искусства, я готовил различные блюда. Нет более изобретательного существа, чем заключенный. Тюремный ларек радовал нас разнообразием и отсутствием ограничений. Здесь было все — от овощей и фруктов до семги в вакуумной упаковке. Находясь двадцать четыре часа в замкнутом пространстве, мы хотели хоть как-то разнообразить свою жизнь и чем-то себя порадовать.

Как мне было хорошо в этой тюрьме, я понял сразу, едва покинул ее стены.

Сейчас, когда я пишу эти строки, я вижу возмущенные лица читателей: «Ничего себе! Тортики они в камере себе делали! Да им не тортики надо, а стекло толченое, чтобы помучились подольше!»

Не надо думать, что, создавая невыносимые условия жизни для преступников, а тем более для обвиняемых, вы делаете их лучше. Российская история знает массу примеров, когда судили невиновных, когда из-за ужасающих условий люди признавались в чужих преступлениях. Не судите, да не судимы будете.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://snob.ru/selected/entry/123904/

Рассказы бывших заключенных — чем кормят в российских тюрьмах
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here