Добросовестность в гражданском праве злоупотребление правом

Предлагаем ознакомится со статьей на тему: "Добросовестность в гражданском праве злоупотребление правом" от профессионалов с полным описанием проблематики. Если в процессе прочтения возникли вопросы, то вы всегда можете задать вопрос дежурному специалисту.

Понятие злоупотребления правом

Вопрос о том, что следует понимать под злоупотреблением правом остается дискуссионным. Можно выделить несколько подходов к определению этого понятия.

Первый определяет злоупотребление правом через такие признаки как наличие причинения вреда и совершение действий, причиняющих вред, с умыслом.

Согласно второму подходу злоупотреблением правом признается осуществление субъективного права в противоречии с доброй совестью, добрыми нравами.

При третьем подходе, используемом в гражданском праве, злоупотребление правом есть особый тип гражданского правонарушения, совершаемого управомоченным лицом при осуществлении им принадлежащего ему права, связанный с использованием недозволенных конкретных форм в рамках дозволенного ему общего типа поведения.

Указанные подходы правильно отражая смысл, акцентируют внимание на том или ином аспекте рассматриваемого понятия (умысле, морально-этическом аспекте и т.п.).

Исследуя дефиницию «злоупотребление правом» необходимо определить сущностное понятие, которым будет, как представляется, понятие добросовестности.

Понятие добросовестности используется практически во всех отраслях права: в международном публичном и частном праве, в арбитражно-процессуальном праве, в гражданском, семейном, административном. Среди зарубежных исследователей существует мнение о необходимости комплексного (межотраслевого) исследования проблемы злоупотребления правом.

Какое значение следует вкладывать в понятие «добросовестность»? В гражданском праве, по наблюдениям И. Б. Новицкого, начало доброй совести используется в двух значениях. В одних случаях добрая совесть выступает в объективном значении как известное внешнее мерило, которое принимается во внимание законом, судом, применяющим закон, и которое рекомендуется членам гражданского оборота в их взаимных отношениях. По мнению И. Б. Новицкого, здесь перед нами как бы открывается новый источник, выступает параллельная или подсобная норма, призываемая к действию законом. В других случаях принимается во внимание добрая совесть в субъективном смысле как определенное сознание того или иного лица, как неведение некоторых обстоятельств, с которыми закон связывает те или иные юридические последствия. Новицкий И. Б. Принцип доброй совести в проекте обязательственного права // Вестник гражданского права. — 1916. — N 6. — С. 56.

Пример применения добросовестности в объективном значении дает ст. 53 ГК РФ, которая закрепляет обязанность лица, в соответствии с законом или учредительными документами выступающего от имени юридического лица, действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно. Пример добросовестности в субъективном значении содержится в ст. 302 ГК РФ — добросовестным считается приобретатель имущества, который не знал и не мог знать о незаконности своего владения.

Возникает вопрос: любое ли несоблюдение доброй совести (нравов) представляет злоупотребление? Очевидно, нет.

При выработке дефиниции «злоупотребление правом» следует определить значимые признаки (критерии), опираясь на которые можно было бы отграничить дозволенное поведение лица от поведения упречного, но формально дозволенного.

Представляется, что в качестве означенных критериев целесообразно использовать 1) понятие так называемых пределов осуществления права; 2) назначение права.

Осуществление субъективных гражданских прав имеет определенные границы, т.к. при отсутствии границ право превращается в произвол.

Что есть пределы (границы) осуществления права?

  • — границы осуществления субъективных гражданских прав определяются рамками гражданской дееспособности субъективных гражданских прав;
  • — осуществление субъективных гражданских прав ограничено определенными временными границами (есть пресекательные сроки, сроки исковой давности);
  • — пределы зависят от способов осуществления права (продажа доли в общей собственности есть право преимущественной покупки);
  • — пределы определяются характером средств принудительного осуществления или защиты принадлежащего субъективного права (необходимая оборона).

Другим важнейшим критерием, определяющим пределы гражданских прав, является требование осуществления этих прав в соответствии с их назначением.Емельянов В. И. Разумность, добросовестность, незлоупотребление гражданскими правами. — М., «Лекс-Книга» 2002. — С. 43. Под назначением права понимаются те цели, ради достижения которых субъективные права предоставляются участникам гражданских правоотношений. В самом понятии «назначение права» находит свое выражение принцип сочетания общественных и личных интересов. Как пишет В. П. Грибанов, цели отдельного лица при осуществлении права не могут выходить за рамки тех целей, которые признаются заслуживающими уважения со стороны общества. Грибанов В. П. Указ. раб. — С.50.

В ГК РФ отсутствует требование осуществления гражданских прав в соответствии с их назначением. Однако в статье 10 ГК РФ закреплена обязанность лица не злоупотреблять своими правами, а понятие «злоупотребление правом» основано на идее социального назначения права.

И. А. Покровский довольно резко критикует идею социального назначения права, во-первых, за неопределенность критериев, а во-вторых, за то, что субъективное частное право по самой своей природе не может иметь иной цели, кроме реализации частного интереса его субъекта. Покровский И. А. Основные проблемы гражданского права. — М.: Статут, 1998. — С.116 — 119.

Нужно отметить, что проблема неопределенности критериев социального назначения гражданского права сохраняется и в настоящее время. Так, по мнению В. С. Ема, главным средством установления пределов осуществления субъективных гражданских прав являются законодательные запреты на общественно вредные способы, средства и цели осуществления этих прав. Благодаря запретам становится ясным социальное назначение, цели того или иного субъективного гражданского права. Гражданское право: В 2 т., Т.1: Учебник / Отв. ред. Е. А.Суханов. — М.: Издательство БЕК, 1998. — С. 390. Однако применительно к конкретным ситуациям предложенные критерии остаются все же очень неопределенными.

В правовой доктрине (и отчасти в судебно-арбитражной практике) выделяют следующие разновидности злоупотребления правом:

  • — шикана — лицо осуществляет принадлежащее ему право исключительно во вред другому;
  • — злоупотребление правом в иной форме.

Для целей настоящей работы возьмем следующее определение злоупотребления, в соответствие с которым под употреблением права во зло будет пониматься действия лица в границах предоставленного ему права, но в противоречии с целевым назначением права, принципами доброй совести, разумности, и наносящими другим лицам вред.

Злоупотребление правом, применительно к рассматриваемой проблеме можно классифицировать следующим образом:

Источник: http://vuzlit.ru/1449214/ponyatie_zloupotrebleniya_pravom

Соотношение злоупотребления правом и добросовестности

В данном параграфе мы рассмотрим соотношение двух важнейших принципов гражданского права: принцип недопустимости злоупотребления правом и принцип добросовестности. Именно эти принципы определяют сущность и тенденции развития нашего общества, связанные с гражданско-правовой системой. Они способствуют укреплению единства норм права и правовых отношений, и что немало важно субъективного и объективного права.

В современном гражданском праве понятие добросовестности рассматривается в рамках отдельных гражданских правоотношений. Она является одним из пределов осуществления гражданских прав. Категории добросовестности в праве — это довольно назревшая необходимость, позволяющая ввести дополнительный критерий оценки в поведения субъектов гражданских правоотношений. Принимались различные попытки внести изменения в наше гражданское законодательство, но это не увенчалось успехом, так как они не имеют системы, поэтому нуждаются в корректировке.

В Гражданский кодекс РФ значимые поправки в часть I вступили в силу только 1 марта 2013 г. А именно законодательное закрепление принципа добросовестности. В данной поправки она является важнейшей инструкцией поведения субъектов гражданского права, давая равные права и автономию воли участникам гражданских правоотношений. В новых п. 3 и 4 ст. 1 ГК РФ закреплено: «что при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения».

Читайте так же:  Основные преимущества лизинга и кредита — отличие друг от друга

Подверглась так же изменению и статья 10 ГК РФ. В статье конкретно определены пределы осуществления гражданских прав, а запретные действия расширены до обхода закона. Именно это можно считать наивысшей формой злоупотребления правом. Интересно, что нормы о злоупотреблении правом, связаны с закрепленным в ст. 1 ГК РФ принципом добросовестности. Принцип добросовестности в литературе анализируется довольно часто, но соотношение этих двух принципов гражданского права абсолютно не исследовано.

В гражданском праве принципы характеризуются как «определенные исходные начала, важные для понимания юридической сущности всякой крупной области права, способствующие совершенствованию правового регулирования в этой области и облегчающие правоприменительную деятельность, особенно при наличии пробелов в законах». Российский и польский цивилист и процессуалист, адвокат и судья Е.В. Васьковский дал характеристику юридическому принципу: «он служит и целью, ради достижения которой создана норма, и мотивом, побудившим законодателя создать ее, и, наконец, источником, из которого почерпнуто ее содержание».

Мы согласны с мнением ученого, что данный принцип можно познать и с его помощью совершенствовать различные общественные отношения. Можно даже сказать, что этот принцип ведущее начало закона и движения всего нашего общества. В гражданском обороте самым главным фактором является то, что участники осуществляют свои права, не злоупотребляя ими. Когда субъекты гражданского законодательства злоупотребляют правами, страдают от этого не только отдельные лица, но и все общество в целом.

Это приводит к ухудшению в работе всей системы общественных отношений. Отметим, что вопросы злоупотреблений правами характерны для процессуальных, налоговых, трудовых, семейных, земельных, административных и других правоотношений. Так же в этот круг входят и лица, обладающие властной юрисдикцией. Подводя итоги вышесказанному, сделаем вывод о том, что проблема злоупотребления носит межотраслевой характер, и ее рассмотрение имеет важное значение для российского права.

Профессор В.П. Грибанов исследовал данную проблему довольно широко. Он рассматривал ее не отдельно, а в составе пределов осуществления гражданских прав. Под ними он понимал субъективные границы, различные варианты способов осуществления гражданских прав, средства защиты. Важным критерием, который определяет пределы осуществления гражданских прав, по мнению В.П. Грибанова, является требование осуществления этих прав в соответствии с их назначением в обществе. А нарушение этого требования он рассматривал как одну из форм злоупотребления правом. По нашему мнению, проблема злоупотребления правом связана не с субъективным правом, не с его содержанием, а с процессом его реализации, т.е. с его осуществлением.

Вобщем, злоупотребление правом — правомерное действие с точки зрения содержания субъективного права, но противоправное с точки зрения осуществления права. Итак, два важнейших принципа гражданского законодательства определяют сущность и отражают тенденции развития всей гражданско-правовой системы. Принцип добросовестности и принцип недопустимости злоупотребления правом укрепляют единство норм права и правовых отношений. Данные принципы отражают начало, сам «дух» права. Именно они способствуют толкованию и применению норм права, а так же воспитывают у участников права юридическую культуру взаимоотношений.

Оба вышесказанные принципы являются равновестными, так как участники гражданских правоотношений равны. Равенства участников является сущностью системы гражданского права. Именно через него приобретается юридическая сила. Из этого принципа можно выделить основные компоненты:

1) принцип справедливости (справедливое сочетание частных и публичных интересов, судебная защита и восстановления нарушенных прав);

2) принцип диспозитивности (свободы право осуществления, свобода договора);

3) принцип добросовестного правоосуществления (добросовестное установление и осуществление гражданских прав, добросовестная защита гражданских прав).

Если в принципе справедливости определена основная регулятивная функция гражданского права, то принцип диспозитивности – самый широкий компонент, так как там проявляется свобода усмотрения для самих субъектов гражданского права, чего нет в других отраслях права. Принцип добросовестности отвечает за то, чтобы правовые регулятивные нормы гражданского права осуществлялись в соответствии с законом.

Принцип добросовестности образуется из гражданско-правовых принципов, которые отвечают за сохранение первичных системных устоев гражданского законодательства. Принцип недопустимости злоупотребления правом, так же как и принцип добросовестности, «работает» только в ситуации правовой неопределенности.

Примером может служить отсутствие соответствующей специальной нормы права, которая регулировала бы возникающий казус, или же отсутствие действующей норма гражданского права, которая неспособная в силу своего юридического содержания, т.е. имея пробелы, качественно разрешить проблему.

Отметим, что злоупотребление правом, или же недобросовестные действия, относятся к актам правоосуществления или правопользования. Эти акты являются по своему характеру формальными, но они недобросовестны, незаконны по своей сути. Поэтому статья 10 ГК РФ, запрещает злоупотребительное поведение. Процитируем: «не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вреддругому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав; не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке».

При этом сложность заключается в том, что применения запрета о злоупотреблении правом происходит из коренных гражданско-правовых принципов. В то же время по отношению к большинству гражданских норм является не ближайшим, а отдельным основанием, с которым нужно считаться во избежание различных противоречий между нормой и ее общим основанием.

Признание участника гражданских правоотношений добросовестным или недобросовестным означает признание его поведения правомерным либо неправомерным. Если лицо является недобросовестным, то к нему применяются гибкие санкции.

Например, возмещение доходов (ст. 303 ГК РФ), возмещение вреда (ст. 1103 ГК РФ), блокировка возникновения прав и обязанностей (ст. 157 ГК РФ), передача вещи в собственность (ст. 220, 302), реституция и т. п. Вышеуказанные санкции применяются к субъектам, которые действовали умышленно или неосмотрительно.

Таким образом, недобросовестность, неоправданность, лицемерность в действиях участников гражданского оборота, наличие скрытой цели, эгоистического умысла и вины, защита ими своих гражданских прав, наличие правовой неопределенности, отсутствие специальной регулирующей нормы права, противоправность — все это относится к необходимым признакам, при которых задействованы оба исследуемых принципа.

Принцип добросовестности регулирует как случаи злоупотребления правом, так и ситуации, где оно отсутствует, или же когда ст. 10 ГК РФ своим содержанием не может справится с возникшим казусом. Один из таких случаев, когда отсутствует злоупотребления правом, четко отражен в ст. 6 ГК РФ — применение принципа добросовестности при аналогии права. Или, например, если ст. 10 ГК РФ, несмотря на свои собственные барьеры, сама станет орудием злоупотребления. В этом случае к действию должны быть призваны нормы ст. 1 ГК РФ в совокупности с общими отраслевыми принципами гражданского права.

Источник: http://womenlaw.ru/zakon/zloupotreblenie06.html

Принцип недопустимости злоупотребления правом и добросовестности в гражданском праве Российской Федерации (А.О. Лябах, журнал «Образование и право», N 6, июнь 2017 г.)

Принцип недопустимости злоупотребления правом и добросовестности в гражданском праве Российской Федерации

Читайте так же:  В каких случаях взыскиваются алименты в фиксированном размере

аспирант кафедры гражданского и трудового права

Российского университета дружбы народов Москва

Журнал «Образование и право», N 6, июнь 2017 г., с. 170-174.

С 1 марта 2013 г. законодатель, уравновешивая правила, утверждающие свободу договора и автономию воли, нормативно в ч. 3 и 4 ст. 1 Гражданского кодекса Российской Федерации закрепил, что при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения [4]. Как уже было отмечено выше, частично модернизированы и положения ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, где пределы осуществления гражданских прав существенно конкретизированы, а запретные действия расширены до обхода закона как наивысшей формы злоупотребления правом. Теперь законодатель в зависимости от способа осуществления недобросовестного поведения выделяет четыре вида:

— шикана (осуществление гражданских прав с намерением причинить вред другому лицу). Примером может служить ситуация, когда судом были отклонены требования истца об обязании ответчика расторгнуть договоры с арендаторами, ведущими коммерческую деятельность, аналогичную коммерческой деятельности истца, и не заключать указанные договоры в дальнейшем в течение срока действия договоров с истцом, поскольку они представляли собой попытку причинить вред другому лицу, а также использования гражданских прав в целях ограничения конкуренции [6];

— действия в обход закона с противоправной целью. Так, суд определил, что не всякое нарушение закона со стороны органа управления юридического лица является злоупотреблением правом, а злоупотреблением являются лишь те действия, в результате которых сторона, хотя и действует формально законно, умышленно использует закон для получения неких преимуществ и отступа от принципа равенства всех перед законом [7];

— использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке. Например, суд, ссылаясь на ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также ч. 2 ст. 10 и ч. 1 ст. 13 ФЗ «О защите конкуренции», разъяснил, что настаивание организации, занимавшей доминирующее положение, на предложенных ею условиях договора являлось злоупотреблением доминирующим положением в форме навязывания абоненту условий договора, прямо не предусмотренных действующим законодательством [8];

При этом обновленные нормы о злоупотреблении правом, несомненно, корреспондируют с закрепленным в ст. 1 Гражданского кодекса Российской Федерации принципом добросовестности.

В связи с этим при установлении соотношения вышеуказанных принципов следует ответить на ряд вопросов. Во-первых, входит ли принцип недопустимости злоупотребления правом в общий принцип добросовестности, и если входит, то насколько далеко, не является ли в связи с этим принцип недопустимости злоупотребления правом «обратной стороной» принципа добросовестности (за «старшинство» принципа добросовестности говорит его нахождение в составе ст. 1 Гражданского кодекса Российской Федерации; за их равенство голосует отсылка в ч. 1 ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации к любым заведомо недобросовестным действиям при определении термина «злоупотребление правом»).

Во-вторых, не является ли принцип добросовестности частным правилом принципа о недопустимости злоупотребления правом (за эту версию свидетельствует более позднее законодательное внедрение принципа добросовестности на основании сформировавшейся судебной практики по вопросам злоупотребления правами).

Чтобы ответить на данные вопросы, как полагает автор, следует обратиться к истокам гражданского права.

В науке гражданского права принципы характеризуют как определенные «исходные начала, важные для понимания юридической сущности всякой крупной области права, способствующие совершенствованию правового регулирования в этой области и облегчающие правоприменительную деятельность, особенно при наличии пробелов в законах» [9, с. 20]. Точную характеристику юридическому принципу дал в свое время

Е.В. Васьковский: «Он (принцип — прим. автора) служит и целью, ради достижения которой создана норма, и мотивом, побудившим законодателя создать ее, и, наконец, источником, из которого почерпнуто ее содержание» [2, с. 224]. «Не должен вызывать сомнения тот факт, что принцип добросовестности вытекает из гражданско-правовых принципов, отвечающих за сохранение первоначальных системных устоев всего гражданского законодательства, поскольку система права не может допустить, чтобы ее элементы эксплуатировались не в соответствии с их системным назначением» [3, с. 3-7].

Итак, принцип недопустимости злоупотребления правом, в отличие от принципа добросовестности, выражен в абсолютно конкретной, специальной по отношению к ст. 1 ГК РФ норме права и образует конструкцию виновного правоосуществления с конкретными санкциями за недобросовестное использование предоставленных субъекту правовых средств.

Таким образом, отвечая на вопрос, какая же сфера действия остается в таком случае для ч. 3 и 4 ст. 1 Гражданского кодекса Российской Федерации, полагаем, что «принцип добросовестности регулирует не только случаи злоупотребления правом, но и ситуации, где злоупотребление правом отсутствует либо когда статья 10 Гражданского кодекса Российской Федерации своим содержанием не справляется с возникшим казусом. Один из таких случаев (отсутствие злоупотребления правом) четко сформирован в ст. 6 — применения принципа добросовестности при аналогии права. Или, например, если статья 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, несмотря на свои собственные барьеры, сама станет орудием злоупотребления. В этом случае к действию должны быть призваны нормы статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации в совокупности с общими отраслевыми принципами гражданского права» [3, с. 3-7].

В рамках изменения положений ст. 8.1 Гражданского кодекса Российской Федерации законодателем было закреплено в ч. 1 положение, в соответствии с которым государственная регистрация прав на имущество осуществляется уполномоченным в соответствии с законом органом на основе принципов проверки законности оснований регистрации, публичности и достоверности государственного реестра.

При таких обстоятельствах любому заинтересованному лицу, проявляющему должную степень заботливости и осмотрительности, то есть действующему добросовестно, основываясь на достоверности реестра, достаточно получить лишь выписку из ЕГРП на желаемый объект. Однако, к сожалению, новый Верховный Суд Российской Федерации выбрал иной механизм защиты добросовестных приобретателей.

«Хороший момент изменить практику и реально улучшить что-то в чудовищно устроенном обороте недвижимости в России в очередной раз был упущен. Увы!» [10].

[1] Бердяев Н.А. О человеке, его свободе и духовности: избранные труды / Ред. и сост. Л.И. Новикова и И.Н. Сиземская. М.: Московский психолого-социальный институт; Флинта, 1999.

[2] Васьковский Е.В. Цивилистическая методология. Учение о толковании и применении гражданских законов. М.: АО «Центр Юр ИнфоР», 2002.

[3] Волков А.В. Соотношение принципа добросовестности и принципа недопустимости злоупотребления правом // Юрист. 2013. N 8.

Видео (кликните для воспроизведения).

[4] Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 05.05.2014, с изм. от 23.06.2014; с изм. и доп., вступ. в силу с 01.07.2014).

[5] Постановление Президиума ВАС РФ от 08.02.2011 N 13970/10 по делу N А46-18723/2008.

[6] Постановление ФАС Московского округа от 10.02.2010 N КГ-А40/15571-09 по делу N А40-26049/09-85-196.

[7] Постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.10.2012 по делу N А68-12406/11.

[8] Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 31.01.2012 N 18АП-13340/2011 по делу N А34-3427/2011.

[9] Садиков О.Н. Принципы нового гражданского законодательства СССР // Советское государство и право. 1991. N 10.

[10] http://zakon.ru/Blogs/One/14318?entryName=dobrosovestnyj_priobr etatel_kvartiry_standart_dobrosovestnostihttp://zakon.ru/Blogs/One/14318? entryName=dobrosovestnyj_priobretatel_kvartiry_standart_dobrosovestnosti.

Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Читайте так же:  Возражаем на судебный приказ по коммунальным долгам нюансы и сроки

Купить документ Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Лябах А.О. Принцип недопустимости злоупотребления правом и добросовестности в гражданском праве Российской Федерации

Lyabakh A.O. Principle of inadmissibility of abuse of the right and conscientiousness in civil law of the Russian Federation

А.О. Лябах — аспирант кафедры гражданского и трудового права Российского университета дружбы народов Москва

А.О. Lyabakh — graduate student of department of the civil and labor law Russian Peoples’ Friendship University Moscow

Автор статьи полагает, что соотношение принципа добросовестности и принципа недопустимости злоупотребления правом нуждаются в конкретизации и исследовании, чему и посвящена указанная статья.

The author of article believes that a ratio of the principle of conscientiousness and principle of inadmissibility of abuse of the right need a specification and a research what the specified article is devoted to.

Ключевые слова: пределы осуществления, принцип добросовестности, принцип недопустимости злоупотребления правом.

Keywords: implementation limits, principle of conscientiousness, principle of inadmissibility of abuse of the right.

Научно-правовой журнал «Образование и право» посвящен актуальным вопросам применения законодательства в сфере образования, правовому мониторингу, инновационным технологиям и реформе юридического образования в России.

В журнале анализируются проблемы современного законодательства в сфере образования, основные направления реформы среднего специального, высшего и поствузовского образования в целом, и юридического образования в частности.

Источник: http://base.garant.ru/77779148/

Злоупотребление правом в гражданских правоотношениях

Однако, вышеуказанный принцип содержит в себе запрет, который распространяется не на все случаи злоупотребления правом. Сегодня круг тех случаев, которые считаются злоупотреблениями шире, чем они закреплены в конституционной норме. Буквально толкуя это предписание можно утверждать, что данный запрет не распространяется, например, на случаи злоупотребления субъективным правом со стороны коммерческих организаций, что также неверно.

Злоупотребление правом сегодня отмечается во всех без исключения сферах правовой деятельности (конституционное, семейное, трудовое, гражданское право и т.д.), где поведение субъекта связано с реализацией субъективных прав и законных интересов.

В соответствии с действующей редакцией ст. 10 ГК РФ не допускается осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

Федеральным законом от 30.12.2012 г. № 302-ФЗ «О внесении изменений в главе 1,2,3,4 ГК РФ» дополнительно к принципу добросовестности вводится запрет на обход закона с противоправной целью (далее — обход закона). При этом законом установлено, что к действиям, направленным на обход закона, будут применяться те же последствия, которые установлены для злоупотребления правом, если иное не указано в тексте ГК РФ. Представляется, что на практике могут появиться затруднения, связанные с определением сущности этого правового явления, а также с отграничением его от иных правовых институтов. К примеру, в настоящее время в судебной практике встречаются случаи фактического отожествления таких институтов, как «обход закона» и «притворная сделка» (Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 23.12.2011 по делу N А32-3596/2010).

Различия между действиями, направленными на обход закона, и притворными сделками правоотношениях следует проводить по направленности воли лиц, участвующих в них. При совершении действий, направленных на обход закона, воля лиц направлена на достижение именно того правового результата, который и заявляется заключаемыми сделками.

Обходом закона и осуществлением гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу злоупотребление правом не ограничивается. Так, к злоупотреблению правом, судебная практика часто относит действия направленные на воспрепятствование осуществление другим лицом его законного права ( Постановление Президиума ВАС РФ от 05.10.2010 № 5153/10 ).

Таким образом, в соответствии со ст. 10 ГК РФ злоупотребление правом может быть квалифицированно любое заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав.

К последствиям злоупотребления правом закон относит полный или частичный отказ суда в защите права, а также иные меры, предусмотренные законом. Представляется, что указание на иные меры, связано с тем, что обращение в суд с целью защитить свои права не является единственным применяемым способом.

Способы защиты права установлены ст. 12 ГК РФ. К таковым закон относит:

  • признание права;
  • восстановление положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения;
  • признание оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, применения последствий недействительности ничтожной сделки;
  • признание недействительным решения собрания;
  • признание недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления; самозащиты права;
  • присуждения к исполнению обязанности в натуре;
  • возмещение убытков; взыскание неустойки;
  • компенсация морального вреда прекращения или изменения правоотношения;
  • неприменение судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону.

Список, установленный законом, исчерпывающим не является. К способам могут быть отнесены иные меры, установленные законодательством. Так законом установлено, что если злоупотребление правом повлекло нарушение прав другого лица, то такое лицо вправе требовать возмещение причиненных ему этим убытков по правилам ст. 1064 ГК РФ.

Важно отметить, что злоупотребление правом может быть не только материальным, но и процессуальным. Значение наличия норм о злоупотребление процессуальными правами является весьма важным. Ведь злоупотребление процессуальными правами может затянуть процесс, породить неблагоприятные последствия для сторон.

В связи с этим вопросом, хотелось бы обратить внимание, что в этом вопросе АПК РФ несколько превзошел ГПК РФ, поскольку АПК содержит нормы содержащие неблагоприятные последствия для лиц злоупотребляющих своими процессуальными правами. Так, ст. 111 АПК РФ предусматривает отнесение судебных расходов на лиц злоупотребляющих своими процессуальными правами. Кроме того, нормы о злоупотребление предусмотрены ст. 225.12 (судебный штраф на лицо, обратившееся в защиту прав и законных интересов группы лиц, в случае злоупотребления им своими процессуальными правами или невыполнения им своих процессуальных обязанностей) и ст. 41 ( злоупотребление процессуальными правами лицами, участвующими в деле , влечет за собой для этих лиц последствия предусмотренные АПК РФ).

Нормы ГК, АПК , ГПК не содержат прямо выраженного запрета злоупотребления правом на предъявление иска ( право на судебную защиту). Данное обстоятельство позволяет сделать вывод, что злоупотребление правом на иск невозможно. Более того, процессуальными правами обладают только лица, участвующие в деле. Статус лица, участвующего в деле, возникает только после принятия искового заявления. То есть, злоупотреблять правами возможно лишь с этого момента. Следовательно сама подача заявления или жалобы, которыми возбуждается дело в суде не могут признаваться злоупотреблением процессуальными правами.

Судебная практика показывает, что чаще всего в качестве злоупотребления процессуальным правом понимается подача ходатайств об отводе судей, о приостановлении производства по делу и об отложении судебного разбирательства.

Последствия злоупотребления процессуальным правом можно разделить на следующие группы:

  1. Возложение на лицо, злоупотребляющего правом, обязанности по уплате определенной денежной суммы.
  2. Отказ суда в совершении действий , о которых просит лицо, злоупотребляющее правом.
Читайте так же:  Индексация (увеличение) выплат ветеранам труда

Для первой группы применяется в частности ст. 111 АПК РФ. Вопросы распределения судебных расходов, отнесения судебных расходов на лицо, злоупотребляющее своими процессуальными правами, и другие вопросы о судебных расходах разрешаются арбитражным судом соответствующей судебной инстанции в судебном акте, которым заканчивается рассмотрение дела по существу или в определении.

Вторая группа направлена не на наказание нарушителя, а на пресечение действий, которые могут задержать движение процесса. Стоим отметить, что АПК РФ прямо не предусматривает такого последствия, как отказ от удовлетворения ходатайства. Однако, основанием к отказу в удовлетворении может послужить, в частности, злоупотребление стороной своими процессуальными правами ( Постановление Президиума ВАС Северо-Западного округа от 01.11.2002 № 56).

Наиболее острой проблемой, связанной с рассматриваемой тематикой, является отсутствие в законодательстве определения термина злоупотребления правом. Понятия злоупотребления не содержится и в современной цивилистической науке. Не выработана дефиниция злоупотребления правом и судебная практика. В Постановлении Пленумов Верховного суда РФ и Высшего Арбитражного суда РФ « О некоторых вопросах, связанных с применением части первой ГК РФ» от 1 июля 1996 года, указывается следующее « При разрешении споров следует иметь ввиду, что отказ в защите права со стороны суда допускается лишь в случаях, когда материалы дела свидетельствуют о совершении гражданином или юридическим лицом действий, которые могут быть квалифицированны как злоупотребление правом, в частности действий, имеющих своей целью причинить вред другим лицам. В мотивировочной части соответствующего решения должны быть указаны основания квалификации действий лица как злоупотребления правом». Таким образом, квалифицировать действия как злоупотребления правом Пленум предоставил на судейское усмотрение.

Для определения сути понятия злоупотребления правом обратимся к толковому словарю С.И. Ожегова, в соответствии с которым злоупотреблением является проступок, состоящий в незаконном, преступном использовании своих прав, возможностей.

Проанализировав все вышесказанное, злоупотребление правом можно определить как – действие лица, состоящее в недобросовестном использовании своих прав с намерением причинить вред другого лицу.

Источник: http://lex-pravo.ru/law-comments/66/6996/

Злоупотребление правом в гражданском праве

Злоупотребление правом (злоупотребление гражданскими правами).

Эта правовая конструкция хорошо известна еще со времен римского права. В известной римской сентенции «Summum ius, summa iniuria» («высшее право – высшая несправедливость») выражается одна из основных ее идей – каждое право должно иметь пределы его осуществления, в противном случае происходит нарушение прав других лиц, что, в свою очередь, исключает соблюдение важных для гражданского оборота принципов добросовестности и разумности.

Итак, статья 10 ГК РФ устанавливает недопустимость действий граждан и юридических лиц, осуществляемых исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.

Несколько декларативная, на первый взгляд, норма носит достаточно прикладной характер, широко используется на практике для соблюдения, восстановления принципов разумности и справедливости, в том числе, в тех случаях, когда другие нормы права «не срабатывают», не могут быть применены в силу тех или иных причин.

Учитываем, что применение нормы статьи 10 ГК неоднократно разъяснялось высшими судебными инстанциями. Прежде всего, используем рекомендации, сформированные правоприменительной практикой, содержащиеся в «Обзоре практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации» (Информационное письмо Президиума ВАС РФ №127).

Итак, остановимся на основных моментах.

1. Злоупотребить правом может только лицо, которое таким правом обладает.

2. При осуществлении принадлежащего ему права это лицо имеет намерение причинить вред другим лицам, и именно цель причинения вреда делает поведение лица противоправным, ибо само по себе право у лица существует и под сомнение не ставится.

3. Последствием допущенного злоупотребления правом является отказ лицу, допустившему злоупотребление, в судебной защите.

Так, коллегия судей ВАС РФ в Определении об отказе в передаче дела в Президиум ВАС РФ № ВАС-9462/12 от 15 ноября 2012 г. совершенно справедливо сделала вывод о злоупотреблении процессуальными правами со стороны заявителя, указавшего в качестве оснований для пересмотра судебных актов судов нижестоящих инстанций нарушение правил о подведомственности дела арбитражному суду, тогда как производство в арбитражном суде было инициировано самым заявителем. Злоупотреблением правом признано и заявленное в качестве основания для пересмотра указание на нарушение формы заявления, поданного заявителем.

4. Судебно-арбитражная практика использует в качестве следствия злоупотребления правом не только отказ в судебной защите, но и признание сделки недействительной.

Подобная ситуация была описана в пункте 9 Обзора практики применения арбитражными судами статьи 10 ГК РФ: сделки купли-продажи были признаны недействительными по п.2 статьи 10 ГК РФ и ст. 168 ГК РФ в связи с тем, что при совершении сделок покупатель допустил злоупотребление правом, используя ситуацию, в которой руководитель продавца, действуя недобросовестно, в ущерб продавцу, продал имущество по заведомо низкой цене, что привело к утрате продавцом возможности использования имущества, необходимого ему для осуществления основной деятельности, и понесению продавцом дополнительных расходов по аренде этого недвижимого имущества, во много раз превышающих полученную продавцом покупную цену имущества.

5. Исходя из недопустимости злоупотребления гражданскими правами по требованиям арбитражного управляющего, кредиторов с целью защиты прав и интересов кредиторов при банкротстве недействительной может быть признана сделка должника, совершенная до или после возбуждения дела о банкротстве, которая направлена на нарушение прав и законных интересов кредиторов (в том числе, совершенная по заведомо заниженной цене сделка по отчуждению третьим лицам имущества должника, с целью уменьшения конкурсной массы должника) (пункт 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.04.2009 N 32 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)»).

Так, на основании статьи 10 ГК в связи с допущенным злоупотреблением правом был признан недействительным договор купли-продажи должником (продавцом) недвижимого имущества, по цене, более чем в 48 раз ниже рыночной, направленный на уменьшение конкурсной массы должника и совершенный во вред интересам кредиторов, к числу которых относились и участники долевого строительства (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 21.06.2012 по делу №А33-3111/2009).

6. Одной из форм злоупотребления правом являются также акты недобросовестной конкуренции (недобросовестная конкуренция), то есть действия хозяйствующих субъектов, противоречащие законодательству и обычаям делового оборота, и направленные на получение прибыли за счет других хозяйствующих субъектов. Правовые санкции за недобросовестную конкуренцию включают в себя комплекс мер различного характера, и одним из них является отказ в защите гражданского права как результат злоупотребления правом.

Итак, нормы о злоупотреблении правом закреплены всего лишь в одной статье ГК. И, тем не менее, позволим себе утверждать о достаточно широком спектре возможностей по использованию этой правовой конструкции в различных видах правовых споров как истцами, при обосновании своих исковых требований, так и ответчиками, при формулировании и оформлении возражений на исковые требования.

7. Полезное из арбитражной практики ВАС РФ и Западно-Сибирского региона по состоянию на март 2014.

7.1. Заявление приобретателя недвижимого имущества об отсутствии государственной регистрации договора аренды, о наличии которого он знал в момент приобретения недвижимости, является злоупотреблением правом ( п.4 Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 25 февраля 2014 №165 «Обзор судебной практики по спорам, связанным с признанием договоров незаключенными );

Читайте так же:  Разные способы получения внж в канаде

7.2. Бездействие конкурсного управляющего по поиску имущества должника является осуществлено в целях злоупотребления правом ( Постановление ФАС ЗСО от 18.03.2014 по делу №А03-7554/2012 );

7.3. Поскольку на момент заключения договора цессии ОАО «Омскэнергосбыт» уже отвечало признакам неплатежеспособности, что исключало возможность отчуждения ликвидного актива (права требования к ОАО «МРСК Сибири») в обычном порядке; расчет за уступленное право по договору цессии произведен в порядке статьи 410 ГК РФ договор цессии, исходя из недопустимости злоупотребления гражданскими правами (пункт 1 статьи 10 ГК РФ) и необходимости защиты прав и законных интересов кредиторов должника — ОАО «Омскэнергосбыт», правомерно признан недействительным. Довод заявителя о том, что ОАО «ТГК N 11» на момент заключения договора цессии не знало о неплатежеспособности ОАО «Омскэнергосбыт» опровергается материалами дела. Довод заявителя о незаконности утверждения очевидности признаков несостоятельности ОАО «Омскэнергосбыт» до момента вынесения судом определения о признании заявления о банкротстве обоснованным и введении в отношении должника процедуры наблюдения, является ошибочным в силу положений пункта 2 статьи 3 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ ( Постановление ФАС ЗСО от 13.03.2014 по делу № А46-6112/2013 );

7.4. Общество «Агросервис» и Предприниматель приводят убедительные доводы о мнимости сделки, положенной в основу мирового соглашения и, как следствие, о нарушении прав и законных интересов утвержденным мировым соглашением кредиторов Предпринимателя. Однако указанные обстоятельства не могут быть установлены судом кассационной инстанции в силу предоставленных ему процессуальных полномочий. Для того чтобы исключить использование мирового соглашения в качестве инструмента злоупотребления правом, суд при поступлении ходатайства о его утверждении должен установить наличие у истца субъективного права, у ответчика — обязанности, а также факт неисполнения этой обязанности, повлекшего нарушение права истца. Иными словами, мировое соглашение нельзя утверждать, не установив фактические обстоятельства дела и наличие задолженности ( Постановление ФАС ЗСО от 12.03.2014 по делу №А03-9375/2013 );

7.5. Действия мэрии по обращению с заявлением о снятии спорных земельных участков с кадастрового учета являются формой злоупотребления правом, т.к. ранее признан незаконными отказ мэрии в образовании земельного участка, бездействие в непринятии решения о предоставлении обществу земельного участка на праве собственности ( Постановление ФАС ЗСО от 11.03.2014 по делу № А45-10227/2013 );

7.6. Следует признать ошибочными, основанными на неверном толковании указанных норм права выводы судов о том, что избранный способ защиты нарушенного права в виде признания недействительным устава общества не предусмотрен ни статьей 12 ГК РФ. Выводы суда о злоупотреблении гражданскими правами со стороны истца в виде предъявления требования об установлении за истцом права на принятие решений общего собрания общества простым большинством голосов и установление корпоративного контроля над обществом с помощью судебного акта сделаны без учета положений ст.2 АПК РФ, ст.10 ГК РФ ( Постановление ФАС ЗСО от 11.02.2014 по делу № А46-3112/2013 );

7.7. Обстоятельства продажи движимого имущества свидетельствуют о недобросовестном поведении (злоупотреблении правом) покупателя, воспользовавшегося тем, что представитель продавца, также действующий недобросовестно, при заключении договора купли-продажи действовал явно в ущерб обществу, в результате чего общество могло утратить возможность использовать имущество, необходимое ему для осуществления основной деятельности. Изложенное, по мнению суда, подтверждается следующими обстоятельствами: имущество по договору (акту приема-передачи) покупателю не передавалось; документы на транспортные средства также не передавались, имущество используется в основной деятельности общества; оплата имущества покупателем не производилась; доказательств, подтверждающих то, что покупателем предпринимались действия по понуждению продавца к исполнению договора, в деле нет ( Постановление ФАС ЗСО от 29.01.2014 по делу № А45-15552/2013 );

7.8. Согласно пункту 1 статьи 10 ГК РФ не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. Публичный порядок Российской Федерации предполагает добросовестность сторон, вступающих в частные отношения, нарушением чего является создание видимости частноправого спора, в том числе с отнесением его на рассмотрение третейским судом для получения формальных оснований для преимущественного удовлетворения требований в нарушение принципа единой правовой защиты интересов кредиторов, исключающий удовлетворение требований одних кредиторов в ущерб другим. Взыскатель и должника являются аффилированными лицами, искусственно создают кредиторскую задолженность и причиняют вред другим кредиторам ( Постановление ФАС ЗСО от 26.12.2013 по делу № А45-28722/2012 );

7.9. Пунктом 4 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.06.2008 № 30 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства» предусмотрено, что судам, оценивая действия (бездействие) как злоупотребление доминирующим положением, следует учитывать положения статьи 10 ГК РФ, части 2 статьи 10, части 1 статьи 13 Закона о защите конкуренции, и, в частности, определять, были совершены данные действия в допустимых пределах осуществления гражданских прав либо ими налагаются на контрагентов неразумные ограничения или ставятся необоснованные условия реализации контрагентами своих прав. Суды обоснованно сочли, что управляющая компания обязана выполнять Правила № 170, в том числе обеспечивать допуск работников предприятий связи на крыши и чердачные помещения. При таких обстоятельствах, арбитражные суды пришли к обоснованному выводу о наличии в действиях управляющей компании нарушений части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции ( Постановление ФАС ЗСО от 27.11.2013 по делу №А75-409/2013 );

7.10. Положения устава предлагают к предоставлению информации о лице, выдвигающим свою кандидатуру в совет директоров общества, большой объем сведений. Непредоставление хотя бы незначительной части этой информации обществу (либо неправильное оформления такого предложения), исходя из статьи 11.11 Устава (и закона) влечет за собой отказ кандидатам во включении их в список кандидатур для голосования по выборам в совет директоров. Суд первой инстанции сделал вывод, что информация о кандидатах в совет директоров (при их выдвижении в качестве таковых в совет директоров – комм. автора статьи) должна быть реально исполнима и не создавать препятствия в реализации прав лиц, выдвигающих свои кандидатуры в данный орган ( Постановление ФАС ЗСО от 31.10.2013 по делу №А45-3752/2013 ).

p.s. Обратим внимание, что использование аргументов, относящихся к злоупотреблению правом требует представления соответствующих доказательств и доказывание наличия права, причинение вреда (или возможности причинения вреда) и прочих фактов.

p.s.s. Также стоит отграничивать злоупотребление материальным правом от злоупотребления процессуальным правом. В нашей статье, мы остановились только на первом варианте.

p.s.s. Наши обзоры по одной из форм злоупотребления правом, а именно по обходу закона, подготовленные на основе практики ВАС РФ и практики ФАС округов.

Также предлагаем своим клиентам наши юридические услуги по следующим направлениям:

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://vitvet.com/articles/articles23/

Добросовестность в гражданском праве злоупотребление правом
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here